Праздник подводного флота

подводный флот РоссииДатой основания подводного флота считается 19 марта 1906 года, когда императором Николаем II был подписан Указ об изменении классификации судов российского флота.
Именно тогда боевые субмарины были впервые выведены в самостоятельный класс военно-морских судов. В этом году отмечается его 105-я годовщина. Об истории и сегодняшних буднях наших моряков-подводников я попросила рассказать Героя России, Почетного полярника России, помощника полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе, вице-адмирала Михаила Васильевича Моцака.

19 марта 1906 года — официальная дата рождения подводного флота России. А подводный флот, как и надводный, зарождался еще при Петре Великом. Достаточно вспомнить о «потаенном судне» плотника Ефима Никонова, продемонстрированном Петру. Только через 90 лет Фултон продемонстрировал нечто подобное Наполеону. Даже выставленная на обозрение в Военно-морском музее лодка конструкции С.К. Джевецкого была создана, по крайней мере, 30 годами раньше. А в 1906 году, на базе уже имеющихся тогда подводных лодок, укомплектованных подготовленными специалистами, было принято решение о выделении подводных сил в отдельную структуру. Я считаю, нужно искать другую, исторически более оправданную дату рождения подводного флота. Еще за 26 лет до нее придумали торпеду (самодвижущуюся мину, созданную Робертом Уайтхедом на базе шестовой мины адмирала Макарова). Это было оружием подводных лодок. В то время, правда, не было понятия «торпедировать» корабль, а было понятие нанести удар «миной».
Еще один факт. Владивосток уцелел благодаря тому, что мы в 1904–1905 годах перебазировали по железной дороге построенные в Санкт-Петербурге подводные лодки, и только угроза потопления кораблей японского флота, разгромившего русских при Цусиме, спасла Владивосток. Японцы оценили скрытую угрозу, которую таили в себе подводные лодки и не стали атаковать Владивосток. Это и спасло город. Так что говорить о 105-й годовщине подводного флота неправомерно. Ему гораздо больше.
Подводный флот России просуществовал более 100 лет. Каковы его достижения? Проблемы? Коснулась ли проблема «утечки мозгов» конструкторов субмарин? Есть ли преемственность?

В области подводного кораблестроения и создания Подводный флот Россииоружия для подводных лодок в Советском Союзе и современной Российской Федерации мы в числе лидеров. По общему количеству больше было построено только немцами. Но в подводном атомном кораблестроении, несомненно, мы — первые.
Несколько дней назад мы попрощались с дважды Героем социалистического труда академиком С.Н. Ковалевым. Он умер на 92-м году жизни. По его проектам было построено 92 ракетоносца. Такое трагическое совпадение. Может быть, если бы их было построено 95, 100, он бы прожил большое.
Проблема «утечки мозгов» затронула, в основном, области высоких технологий. Но при этом специалисты, работающие в системе конструирования атомных подводных лодок, в знаменитых конструкторских бюро «Рубин», «Малахит» или «Лазурит», остаются. Это как болезнь, так называемая «техническая наркомания». Однажды связавшись с темой создания атомных подводных кораблей, конструкторы начинают этим «болеть» и «болеют» всю жизнь. И речь не идет о материальной выгоде. Хотя я считаю, что платить им нужно гораздо больше, чтобы создавать конструкторский задел для молодежи. Во всяком случае, генеральные конструкторы «Борея», молодые, с точки зрения конструкторов, люди, не перешагнули даже 60-летний рубеж. В конструкторском деле это мало. Скажем, генеральному конструктору, академику РАН И.Д. Спасскому — уже за 80 лет, а С.Н. Ковалеву было за 90, В.Н. Пялову — 77. Гении талантливы во всем. С.Н. Ковалев, например, писал еще великолепные картины, очень хорошо владел словом. У него есть несколько книг. Вот сейчас одна из книг будет переиздаваться третий раз.
Несомненно, у нас есть преемственность. Талантливые инженеры, которые создали творческий задел конструкторской мысли при проектировании первых подводных лодок, вырастили достойных учеников. Наверное, мы какое-то время отставали, но сейчас далеко шагнули вперед. Еще в период Великой Отечественной войны созданные подводные лодки явились основой дизельного подводного флота Советского Союза. А когда американцы показали всему миру «ядерный кулак», мы ответили созданием атомных подводных лодок, с соответствующим вооружением. Когда-то наши субмарины по шумности отставали от зарубежных аналогов, но новейшие проекты не только не уступают ни американским, ни английским, ни французским, а даже превосходят их.
В 2000-е годы при проектировании и построении схемы, определяющей, каким должен быть наш подводный флот, принимались конъюнктурные решения. Это было неправильно. В тот период было нерационально потрачено много государственных средств… Но сейчас, набив серьезнейшие шишки, истратив огромные деньги, через тернии, в муках, мы рождаем четвертое и пятое поколение атомных подводных лодок России. Достаточно успешно испытана первая подводная лодка ракетного подводного комплекса «Борей», созданного под ракеты «Булава». Степень его готовности чрезвычайно высока. Достаточно закончить испытание оружия, и мы получим совершенно новый подводный корабль. То же можно сказать и о многоцелевых подводных лодках, которые проектируются конструкторским бюро «Малахит». Это происходит сейчас. Программа строительства современных атомных подводных лодок четвертого и пятого поколения до 2020 года, практически, просчитана, и под нее есть государственное финансирование. Поэтому говорить, что мы не идем вперед — нельзя. Как мне кажется, мы уже пережили период длительного недофинансирования и «топтания на месте». Надеюсь, ближайшее десятилетие создаст действительно успешную составляющую Военно-Морского флота, такую как подводные силы.
Сейчас серьезное внимание необходимо уделить модернизации уже существующих подводных лодок. До решения этой задачи у нас руки еще не дошли.
Подводный флот РоссииТитановая подводная лодка имеет срок службы корпуса 100 лет. За этот период ее можно трижды модернизировать. Единственное, что нужно — иметь соответствующую программу модернизации. Нам необходимо не только строить новые, а испытывать комплексы, оборудование, вооружение на отремонтированных модернизированных субмаринах. Мы создали «золотую рыбку» с титановым корпусом, стоившую Советскому Союзу сумасшедших денег, установившую рекордную подводную скорость (ее занесли в Книгу рекордов Гиннеса), построили титановую подводную лодку «Комсомолец», установившую рекорд беспрецедентной глубины погружения, построили подводные лодки, названные по американской классификации «Альфа», а у нас — 705-проект. Полностью автоматизированные подводные лодки воплотили в себе опережавшие свое время, по меньшей мере, на 20–30 лет конструкторские идеи. Когда развалился Советский Союз, мы эти подводные лодки вывели из боевого состава ВМФ России и успешно, как говорим мы, подводники, «распилили на иголки». Мы утилизировали их за счет иностранных финансов. И не случайно именно два американских сенатора, Сэм Нанн и Ричард Лугар, предложили программу финансирования утилизации советских атомных подводных лодок и навязали стратегию утилизации, в первую очередь, более-менее новых кораблей вместо ржавых и старых. Их можно было еще отремонтировать, и они могли служить до 2010—2015 годов.

Михаил Васильевич, есть ли специфика службы на подводных лодках?
Это специфический вид службы. Сюда отбирают только тех, кто, во-первых, может выдерживать огромное постоянное морально-физическое напряжение. И, во-вторых, несомненно, является хорошо подготовленным специалистом. Поэтому в структурах экипажей подводных лодок произошли изменения, которые только сейчас происходят во всех остальных вооруженных силах.
Экипажи субмарин уже сегодня процентов на 90 укомплектованы специалистами контрактной службы, потому что за один год изучить свою специальность на подводной лодке невозможно. Старшины контрактной службы, офицеры, а раньше еще мичманский состав (ликвидированный, по моему мнению, неправильно) имели либо среднее техническое, либо высшее техническое образование. Степень их технической подготовки очень высока, что и позволило им на равных с офицерами заниматься эксплуатацией сложнейшей техники. Специфика службы на подводных кораблях, в отличие от всех других видов вооруженных сил, включая надводные корабли ВМФ, заключается в том, что там офицеры наравне с матросами делают приборку, едят из одного котла и несут одну и ту же вахту. Поэтому и матрос должен быть контрактной службы, имеющий техническое образование. В противном случае он будет использоваться только на неквалифицированной работе.
Пример. В свое время, в 705-проекте был предусмотрен только офицерский экипаж — 28 человек. И они должны были быть и швартовщиками, и приборщиками, и вестовыми, т.е. выполняли функции, не имеющие отношения к боевому предназначению по специальности. Потом придумали кока-инструктора, вестового и т.д. И увеличили экипаж до 31 человека. Еще трех добавили потом. На деле офицеры выполняют те же функции, что и матросы.

Условия жизни, которые подводникам создаются не берегу?
Честно говорю, есть более или менее благополучные гарнизоны подводников, где хорошая инфраструктура, нормальные дома, нормальные бытовые условия. Гарнизоны так называемого частого посещения высокопоставленными должностными лицами. В некоторых даже есть аквапарки, хотя проживает там всего 5 тыс. человек. И для того, чтобы аквапарк заполнить посетителями, людей привозят. Например, из Мурманска в Видяево. Зачем это было придумано, мне не понятно: стоимость годовой эксплуатации более 40 млн. руб. Очень серьезная нагрузка на военную структуру. Лучше эти деньги вложили бы в ремонт квартир, котельных или еще во что-то.
Там, куда приезжают, порядок наводят. Приехали в Велючинск — отремонтировали Велючинск, приехали в Видяево — отремонтировали Видяево, приехали в Гаджиево — отремонтировали Гаджиево. А в Западную Лицу не едут, и она потихоньку умирает. Стоят пустые дома с заколоченными окнами, и жизнь там медленно и печально затихает. А это первая столица атомного флота страны, мне довелось там служить 25 лет. Ужасно!

Где сейчас востребованы уходящие в запас подводники?подводный флот России
Хорошо, что существует система получения гражданского образования в вооруженных силах. Офицер, понимая, что служба когда-то закончится, должен быть подготовлен к этому и может получить второе (юридическое, экономическое и другое) образование. Я длительное время занимался организацией обучения офицеров, увольняемых в запас в Санкт-Петербурге. Самым странным было то, что все это осуществлялось при материальной поддержке опять же каких-то иностранных фондов, за которыми наверняка стояли спец-службы. И вот эта «манна небесная», свалившаяся с неба, предопределяла то, что офицеры, стараясь как можно быстрее расстаться с непрерывными тяготами и лишениями военной службы, думали, что их там примут с распростертыми объятиями. А «объятия» не раскрылись. Очень тяжелая тема, поиск себя бывшими военнослужащими в гражданской жизни. Конечно, бывшие подводники востребованы: у нас дефицит рынка труда и в Санкт-Петербурге, и в Ленинградской области, и в других субъектах СЗФО. Наиболее дальновидные руководители коммерческих структур думают о целевой подготовке нужных специалистов. Многим уволенным в запас менее 40 лет. Они могут еще многого добиться для себя и своих семей. Просто нужно думать о будущем с перспективой, быть к нему подготовленным.
Для формирования активной жизненной позиции молодежи очень важно, чтобы передавались традиции.
Я работаю с Центром национальной военной славы, главной целью которого является возрождение исторической гордости за нашу богатую историю, славные традиции, за вписанные в нее славные имена. Ежегодно проводятся мероприятия с участием детских и молодежных коллективов, что вовлекает молодых в общественно значимую работу и уводит от бесцельного времяпрепровождения и вредных привычек.
Возглавляют такие структуры люди, которых можно назвать подвижниками. Им есть о чем поговорить, что рассказать и, самое главное, чему научить. И молодые люди смотрят, учатся. В важную работу вовлечены ветераны-подводники.
Молодые люди посещают музеи, мемориальные комплексы. Особый интерес вызывают стоящая в Ленэкспо подводная лодка «Декабрист» и пришвартованная на набережной лейтенанта Шмидта в качестве частного музея «Подводная лодка С-189». (Лодка, подлежащая утилизации, была выкуплена у ВМФ, отремонтирована, соответствующим образом оборудована. Музей дает представление, что такое подводная лодка и как в ней жил, ходил в море и выполнял боевые задачи личный состав) У нас была идея из первой атомной подводной лодки «К-3», по примеру американцев, сделать атомную подводную лодку-музей. Из «Наутилуса» такую лодку сделали, она — национальная гордость США. Мы из подводной лодки «Ленинский Комсомол» не сделали пока ничего. Хотя идея носится в воздухе уже 20 лет.

Сейчас много говорят о службе женщин в армии, возможно ли это в подводном флоте?
Пример: во время одного из визитов в Норвегию командующему Северного флота показали, как в Норвегии в вооруженных силах равноправно служат женщины. Он выходил в море на подводной лодке, командир — женщина, летал на противолодочном самолете, командир экипажа тоже женщина-пилот, летал на вертолете-спасателе с женским экипажем и спасателем, в котором служит женщина-спасатель. Она бросалась в воду с вертолета, спасала тонущего матроса и вместе с ним на тросе поднималась в кабину вертолета. Такое абсолютное равноправие. Мы тоже дойдем до этого. Ведь служат же во флотах других государств женщины наравне с мужчинами! И дискриминация по половому признаку, по-моему, не уместна. Пока у нас женщины в ВМФ служат только на крупных кораблях, обеспечивая каждодневную службу. У американцев женщины давно служат по боевому предназначению корабля, на основных системах вооружения. Есть же женщины-капитаны дальнего плавания в морском флоте России. Почему не может быть командиром атомной подводной лодки женщина? Все зависит от трудолюбия и способностей.
Служба на подводной лодке требует многолетней постоянной подготовки. Опыт, накопленный на более ранних должностях, востребован на более высоких. И так было всегда. Один пример хочу привести из российской истории. Право получить очередное воинское звание имел только офицер с соответствующим плавательным цензом и участвовавший в боевых кампаниях. Назначение происходило в зависимости от того, сколько он наплавал и сколько лет провел в действующем флоте, получая право на следующее звание. При равной выслуге боевой офицер все равно был впереди.

Михаил Васильевич, позвольте поздравить Вас с праздником и пожелать удачи в службе. Что Вы могли бы пожелать нынешним подводникам?
Из многих написанных мной третьих тостов («за тех, кто в море») у меня есть любимый: «Пью за то, чтобы каждый российский матрос поскорее вернулся домой!» Потому что, сколь долго ты ни выполнял обязанности в столь любимом тобой море, на столь любимой тобой подводной лодке или на надводном корабле, или на столь любимом тобой вооруженном судне, самолете, все равно, в любом случае тебе придется когда-то вернуться домой. Так вот, возвращаться нужно своевременно, безопасно, безаварийно и здоровым! Вот этого я желаю!
Беседу вела Марина Федорова

Следующая запись: